tigriska

Category:

И снова здравствуйте

Кажется, я затеяла тег #каждыйденьновыйпост
Сегодня - о ролях. Вообще текст про похудение - но про него в конце.
Транзактный (трансактный, не важно) анализ опирается на три наших эго-состояния - ребенок, родитель, взрослый. Я скажу несколько слов про нужную нам теорию.
Каждое состояние (их можно называть еще ролями), управляют нами в разных ситуациях. Вы, наверное, слышали - "мой внутренний ребенок хочет (плачет, скачет и что-то еще делает)".  Внутренний ребенок жаждет похвалы, боится, что его заругают, а иногда он настолько мал, что не может постоять за себя даже словами - замолкает и прячется. Внутренний ребенок врет - сам себе и окружающим. Внутренний ребенок хочет и боится попросить, потому что привык к отказам. Внутренний ребенок и забота о нем являются часто мотивом наших поступков. Внутренний ребенок - та наша часть, которая отвечает за новые идеи, решения, придумки, и та, которую когда-то давно недолюбили, недоласкали, недозаботились. И теперь нам приходится самостоятельно закрывать его потребности и разбираться с его поступками.
О родителе и о взрослом говорят реже - но они тоже есть. Внутренний родитель - воспитывает нас. Ругает, хвалит, критикует (часто совсем не конструктивно и голосом бабушки), оценивает наши поступки. Иногда мы переносим роль внутреннего родителя вовне, и тогда видим в других, ничего не подозревающих людях этого критика, или может, хвалитика.
О внутреннем взрослом говорят совсем редко. Взрослый - объективен. Он способен адекватно реагировать на слова, совершать взвешенные поступки. Он ставит цели и реализует планы. Он может действовать без похвалы и без осуждения, движущей силой его поступков не является желание кому-то понравиться или кому-то насолить. Внутренний взрослый - оплот нашего спокойствия и уверенности в себе. Если ребенок боится врачей, то взрослый вздыхает "надо так надо" и записывается на прием. Внутренний ребенок боится присутственных мест, потому что там заругают и он не сможет за себя постоять - внутренний взрослый мобилизуется и идет. А между детским страхом и взрослым действием стоит родитель и бубнит "совершенно бесполезное существо, делов на две минуты - третий месяц собираешься. А, ты уже сходил, ну что ж - молодец". 

А вспомнила я про это некоторое время назад - в контексте работы с телом.
Выстраивание питания нельзя доверять ребенку - он всегда возлагает надежды на взрослого. В детстве еда появлялась из ниоткуда, часто тогда, когда ты ее не ждал и такая, какую ты не хотел. И не появлялось то, что хочется и когда хочется. Питание для ребенка - сплошной форсмажор, состоящий из "ешь, что дадут!", "не кусочничай!", "потерпи, скоро за стол сядем!", "ишь, едой перебирает!", "не съешь - никуда не пойдешь!", "сделаешь уроки - получишь мороженое" или "кто себя хорошо вел, тому конфетку". Еда ребенка разделена невкусную, но полезную или вкусную, но запретную. И, самое главное, далеко не всякий ребенок может хоть как-то управлять своим питанием. А еще, ребенок умеет прятать еду и воровать ее втихаря. или покупать на тайные деньги и есть так, чтобы родители не узнали. 

А еще - ребенку все время нужно, чтобы его похвалили, и страшно, что его поругают. И тут вовсю старается внутренний родитель, либо изнутри, либо вовне, если эта роль перенесена на реальных людей. 

Поскольку ребенок давно вырос и стал всего лишь частью личности - у него нет реальных потребностей. Есть только те, которые "зависли" во времени. И они не имеют никакого отношения ни к сытости, ни к голоду, ни к здоровью.

Так вот - похудеть может только взрослый. Тот, который знает, что еда сама себя не купит и не приготовит. Тот, кто накроет на стол вовремя и сделает то, что будет вкусно. Тот, кому не надо себя баловать или наказывать, уговаривать или ругать. Тот, кто не ждет похвалы, а просто делает - потому что так нужно, полезно, вкусно и время пришло. Тот, кто понимает, что съеденное не разъешь. И раз уж съел - то отдаешь себе отчет в том, что, когда и зачем.
Но в контекст питания все время прорывается внутренний ребенок - не имеющий возможности поесть, когда захочется, вечно тоскующий по вкусному, по запретному, по символической похвале, или сжавшийся в комок и ожидающий справедливой - или не-справдливой реакции родителей. И проблема в том, что очень часто мы вообще не знаем, как взаимодействовать с этим внутренним ребенком, кроме как накормить. Родители, наши настоящие родители, не оставили нам умений любить и баловать ребенка, кроме как дать ему еды. Но... вы помните, в какие момент вам с ними было хорошо в детстве? Вот они и были про любовь. Кормить и любить - не синонимы. Для родителей кормить - значит выполнять обязанности. Если у вас уже есть дети - разве только в тарелке с едой или в пачке мороженого ваша любовь?

И вот тут-то и есть о чем поговорить с психологом

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.